Главная | Регистрация | Вход
Пізнай свою країну
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Музеи и заповедники [6]
Информация о музеях, выставочных залах и заповедниках
История края [22]
Материалы по истории и быте жителей Приднепровья
Ранняя история [8]
Очерки по ранней истории Приднепровья
Очерки о природе и истории [18]
Статьи, затрагивающие проблемы окружающей среды и исторического наследия
Поиск
Друзья сайта
www.ZVEROZUB.com - Дикий отдых, авто+вело туризм, экстрим и натуризм в Крыму
Дикий отдых, авто+велотуризм, экстрим и натуризм в Крыму
На русском, английском и немецком языках: путеводители, отрывки из книг, статьи, учебные материалы по анимации, подвижным играм с детьми, домашнему видео, рыночные исследования и учебные пособия по товарам пляжной и молодежной культуры, репортажи, научные исследования Игоря Русанова и Анастасии Русановой, отзывы туристов о Крыме, объявления, ссылки, более 6 000 фото, отрывки из видео, проекты.

Природа України. Екологія, охорона природи, краєзнавство, туризм...

  • Официальный блог

  • Сообщество uCoz

  • FAQ по системе

  • Инструкции для uCoz

  • Статистика
    Главная » Статьи » История края

    Кто взрывал ДнепроГЭС (часть третья)

    Кто взрывал ДнепроГЭС (часть третья)

     

    А вот теперь нужно познакомиться с непосредственным исполнителем, которого, по словам «помощника по комсомолу» за самовольный взрыв плотины предали суду военного трибунала. К счастью, он оставил об этом событии свои воспоминания.

    ЭПОВ Борис Александрович
    Родился 31 октября 1900 года. Инженер-полковник. Окончил Казанские Военно-Инженерные Курсы (последующем 4-я Инженерная школа) в 1919 году,  Военно-Инженерную Академию - в 1937 году. Кандидат технических наук. Автор многих научных работ по взрывному делу. Лауреат Сталинской (впоследствии Государственной) премии за 1942-1943 годы (вместе с П.Г. Радевич и Н.И. Ивановым). В Красной Армии с 1919 года (командир взвода прожекторной роты Запасного Инженерного батальона, затем служил в инженерном батальоне 13 стрелковой дивизии Южного фронта, в 1-м учебном Инженерный батальон в минно-подрывной роте). С 1927 года старший техник минно-подрывной лаборатории Научно-Испытательного Инженерно-Технического (НИИТ) Полигона в Нахабино. С 1939 года по 1941 год – на преподавательской работе в Военно-Инженерной Академии. Участник Советско-Финской войны 1939-1940 годов. В первые дни Великой Отечественной войны выехал в Ленинград с целью испытания дистанционного управления противотанковых миннозаградительных средств. С середины июля 1941 года участвовал в рекогносцировке и проектировании системы инженерных заграждений на подступах к Москве. С 1946 по 1950  руководитель спецлаборатории Удара и взрыва. С 1950 по 1955 - начальник кафедры взрывного дела и заграждений Военно-Инженерной Академии.

    Вот что вспоминает об этих днях Борис Александрович:
    «14 августа меня вызвал начальник инженерных войск генерал Л.З. Котляр и предложил дать соображения о выводе из строя Днепровской ГЭС путем разрушения плотины, моста через аванкамеру и машинного зала и необходимых для этого материалах, а также приказал вылететь утром специальным самолетом в Запорожье для подготовки намеченных разрушений, придав мне двух младших лейтенантов и дав необходимые указания начальнику инженерных войск Южного фронта полковнику Шифрину [34].

    Прибыв в Запорожье и убедившись, что другим самолетом необходимые материалы доставлены и находятся на аэродроме, я явился к начинжу фронта и находившемуся в Запорожье члену военного совета фронта Т. Коломийцу, а затем приступил с помощью упомянутых младших лейтенантов и выделенного одного батальона к подготовке выполнения полученного задания. Начальник ДнепроЭнерго в это время занимался подготовкой и эвакуацией генераторов станции. Охрану подготовительных работ вел полк НКВД.

    Прибывший вместе с начинжем Шифриным начальник штаба фронта генерал Харитонов дал указание выполнить разрушение после того, как немцы выйдут на правый берег Днепра. Правом на выполнение задания будет отход охранного полка НКВД и специально выделенного для связи подполковника А.Ф.Петровского [35].

    К концу дня 18 августа немцы вышли на правый берег Днепра и начали обстрел левого берега; полк НКВД также отошел на левый берег и командир полка, отходя вместе со связным подполковником Петровским, дали команду на приведение в исполнение разрушения, что мною совместно с приданными младшими лейтенантами и было выполнено. В результате взрыва в теле плотины было вырвано около 100 метров по ее длине (из общей длины плотины равной 600м).

    Докладывать об исполнении разрушения пришлось начальнику политотдела фронта генералу Запорожец, так как весь состав Военного Совета фронта находился в войсках и в штабе фронта.

    Запорожец был старшим из офицерского состава; но он находился в паническом настроении, так как располагался со штабом фронта на левом берегу, тогда как немцы уже достигли правого берега, и, кроме того, он не был в курсе постановления ГОКО о выводе Днепрогэса из строя. Поэтому его реакцией было: «Сдать оружие». Досужий адъютант, отобрав у меня револьвер и не зная, что со мной делать, ввиду поступившего уже распоряжения о передислокации штаба вглубь обороны, передал меня в ведение фронтового СМЕРШ’а (органы ОГПУ в войсках во время войны). СМЕРШ, конечно, также не зная о распоряжении ГОКО, предъявил мне обвинение в измене Родине и в течение десяти дней допытывался у меня – чье вредительское задание я выполнял; а затем, поняв истинное положение дела, не знал, как ему выйти из создавшегося казуса.

    В это время генерал Котляр попал на прием к товарищу Сталину и доложил ему об этом случае; Сталин тут же вечером дал указание НКВД, а утром в 6 часов я уже был освобожден из-под ареста; начальник фронтового СМЕРШ’а принес мне извинения и принял меры к приведению меня в порядок и передаче в штаб инженерных войск фронта, а оттуда я самолетом вернулся 20 сентября в Москву [36].

    Днепрогэс, декабрь 1943 года. Неудавшееся покушение

    Днепрогэс пытались взорвать при отступлении и немецкие войска.  Но не взорвали…
    Вот что написано по поводу разминирования  Днепрогэса в Энциклопедии «Великая Отечественная война. 1941-1945»: В ночь с 29 на 30 декабря 1943 года советские войска форсировали Днепр. Саперы пробрались через взорванные пролеты плотины к правому берегу, обнаружили и обрезали электрокабели, проложенные врагом к зарядам, которые должны были уничтожить Днепрогэс. Только в нижней части плотины было обнаружено около 100 полутонных авиабомб и 3 т тола. Всего за время разминирования Днепрогэса с января по август 1944 года саперами извлечено 66 т взрывчатых веществ, 26 тыс. мин, снарядов и гранат» [37].

    О попытке взорвать Днепрогэс написано было и в других источниках, опубликованных в послевоенные годы.

    «Еще во время боев за Запорожье наши летчики-разведчики сфотографировали гидроэлектростанцию. По указанию Центрального Комитета партии аэрофотоснимки были направлены в Москву. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин потребовал от командования фронта принять все меры для сохранения плотины. Выполнение этой задачи возлагалось на командующего артиллерией фронта генерала М.И. Неделина, начальника инженерных войск фронта генерала Л. З. Котляра и командующего воздушной армией генерала В.А. Судец.

    Разведка сообщила: каждый устой плотины подготовлен к взрыву, а проводка для подрыва зарядов находится на правом берегу в подземном укрытии. Пробраться на устои плотины даже ночью было невозможно: противник простреливал левый берег мощным артиллерийским огнем, освещал местность ракетами. А время шло. Руководители необычной операции разработали план спасения Днепрогэса, его утвердил представитель Ставки. Было решено создать видимость форсирования советскими войсками Днепра, взрывами бомб крупного калибра с взрывателями замедленного действия «перепахать» на подступах к плотине на глубину нескольких метров сотни гектаров земли, чтобы порвать провода и предотвратить тем самым разрушение плотины.

    В полосе Правобережья, выше и ниже плотины, в целях маскировки по оборонительным сооружениям и окопам противника применялись бомбы крупных и мелких калибров с взрывателями мгновенного действия. Для большего звукового эффекта и психологического воздействия на противника использовались взрыватели дистанционного действия, позволяющие осуществлять подрывы бомб на высоте 200 — 300 м от земли. Зенитную оборону врага подавляли летчики 295-й и 288-й истребительных авиационных дивизий. С наступлением темноты бомбардировщики 244-й и 262-й авиационных дивизий бомбили отведенную каждому подразделению площадь» [38].

    О том, что плотина Днепрогэса не была разрушена немцами, свидетельствует Григорий Петрович Евдокимов - в годы Великой Отечественной войны штурман бомбардировочной авиации 449 БАП: «В ночь с 12 на 13 октября 1943 года полку было приказано - бомбами крупного калибра накрыть площадь размером 300 на 300 метров, примыкающую к плотине Днепрогэса с правого берега Днепра. Командование рассчитывало, что бомбы крупного калибра со взрывателями, поставленными на различное замедление, взрываясь, порвут провода, идущие к плотине, и тем самым удастся предотвратить готовящиеся немцами взрыв и разрушение плотины. (К тому времени немцы заложили в плотине большое количество взрывчатки и 100 авиационных бомб по 500 килограммов каждая). Задача эта была необычайно сложная - ведь стоило попасть лишь одной бомбе в плотину и она бы взлетела на воздух. По снимкам, сделанным дневным разведчиком, была тщательно изучена цель. Определены подходы, способы подсветки. И задача была успешно решена» [39].

    Под покровом темной, холодной осенней ночи, под грохот разрывов авиационных бомб саперы перерезали провода и обезвредили подрывные заряды на всех элементах конструкции плотины.

    Сохранились и воспоминания самих героев, которые непосредственно спасли Днепрогэс. Обозреватель «Совершенно секретно» Иосиф Гальперин опубликовал свидетельства сапера Насибуллы Хаматовичы Ямалова: «Сначала их было девятнадцать добровольцев, отобранных из разных частей капитаном Михаилом Сошинским. Тренировались на своем, левом берегу. Учились бесшумно пробираться по разрушенным бетонным блокам, вязали веревочные лестницы. Потом саперы, разведчики, водолазы полтора месяца в конце 43-го по ночам лазали по плотине, на которой хозяйничали немцы, искали кабель. А фронт стоял, ждал, не форсировал ни Днепр, ни события. Потому что если бы немцам удалось взорвать плотину, наводнение смыло бы наступающие войска.

    Ночью они видели картину почти сюрреалистическую. Верхний мост, по которому передвигались грузовые краны, взорван в нескольких местах, трамвайный мост под ним – тоже. Ниже в теле плотины располагался верхний туннель – там жили немцы. А еще ниже – тот самый туннель, в котором разведчики должны были найти кабель. Взрывчатку искать не было смысла – ее замуровали в бетон.
    Сержант Ямалов и рядовой Петр Стародубов начали поиски в туннеле. Забрались на ближний к левому берегу бык плотины, Стародубов страховал, Ямалов начал спуск вниз по колодцу внутри быка. Скобы целы не все, временами приходилось висеть на руках над пропастью в десятки метров глубиной и нащупывать носками следующую скобу. При этом на шее автомат, в кармане пистолет и полна пазуха гранат. Спускался час. Ближе к концу услышал шум. Вдруг немцы? Все равно полез дальше – задание-то надо выполнять. Оказалось, шумит вода. Противник залил туннель, но не до потолка, пройти и дышать можно. О чем и доложили.

    На следующую ночь опять пошли со Стародубовым, спустились вместе, как приказал Сошинский, чем дальше идти – тем выше вода. Вот уже и по грудь. И вдруг – поперек туннеля свежая бетонная стена, из нее торчат трубы, из труб хлещет вода. Потом расхрабрились, как говорит Ямалов, обжились солдаты в туннеле – и посветили дальше фонариком. Так на третью ночь они нашли еще и омут, куда уходила вода из верхнего туннеля. Омут вел к нижнему туннелю, кабельному. Вслед за разведчиками Сошинский прислал водолазов, которые начали изучать нижний туннель, а разведчики продолжили изучение следующих пятнадцати быков. За двенадцать ночей проверили все доступные колодцы. Противника не обнаружили. А Ямалова не оставляла простая мысль – вдруг за той свежей бетонной стеной немцы устроили себе жилье и, не дай бог, услышат ночных «гостей»?

    Концов, ведущих к взрывчатке, найти никак не могли. Сошинский обратил внимание на глубокие отверстия в теле плотины на стороне, обращенной к острову Хортица. Почти у самой поверхности воды, в двух-трех метрах, спускаться к ним по веревке – метров двадцать. На Хортице – враг, шарит прожекторами и стреляет по всему подозрительному. Дождутся разведчики, пока луч по плотине скользнет мимо, – и кубарем вниз, разматывая лестницу, привязанную к арматуре. В первой шахте нашли ящики с песком, но ни зарядов, ни проводки не обнаружили. Весь день провели у воды, наблюдая за фашистами на Хортице. Поднялись наверх, в кровь обрывая руки. И потом еще тридцать ночей изучали следующие шахты.

    К последним быкам пошли уже четверо – кроме Ямалова со Стародубовым еще и лейтенант Курузов с рядовым Шабановым. Потому что между быками были большие провалы, вдвоем не управиться. Курузов еще придумал тряпки с керосином захватить – тросы скользкие над пропастью натянуты, решили их протирать.

    Насибулла Хаматович вспоминает:
    – Ползем поверху, по рельсам – остаткам кранового моста, а внизу два немецких полковника. Наверное, те, кто отвечал за уничтожение плотины. Шабанов посмотрел на них и говорит: «Давай плюнем!» Еле отговорил. Абдрахман Шабанов погиб, когда мы уже Берлин штурмовали... Спустились. И вот там Курузов наткнулся на толстый обрезиненный провод. Вырезали с десяток метров. Нас ждали с нетерпением, через три часа началась артподготовка. Фронт пошел в наступление на Запорожье [40].

    Как видим, советские войска приложили немалые усилия для сохранения в целости Днепрогэса, подрыв плотины был успешно предотвращен. Правда, на Нюрнбергском процессе, чтобы увеличить объем требований к германским репарациям, советская сторона предъявила фотографии взорванного своими же войсками Днепрогэса.

    Игорь ЗАЛИЗЯКА

    (часть первая, часть вторая)

    Фото из частной коллекции Андрея Чекушкина и Дмитрия Карленко (см. ФОТОАЛЬБОМ - ДнепроГЭС)

    ________________________________________
    [34] Шифрин А.Ш. - начальник второго эшелона инженерного управления Южного фронта, полковник.
    [35] Петровский А.Ф. - начальник отдела инженерного управления штаба Южного фронта
    [36] Использованы материалы и фото сайта «Род Эповых» http://www.epov.ru/index.php?section=memoirs&subsection=epov-ba
    [37] Энциклопедия «Великая Отечественная война. 1941-1945», Москва, 1985 г.
    [38] Скоморохов Н. М., Бурляй Н. Н., Гучок В. М. и др. 17-я воздушная армия в боях от Сталинграда до Вены. — М., Воениздат, 1977. http://militera.lib.ru/h/17va/02.html
    [39] Евдокимов Г. П. 300 вылетов за линию фронта. — Ижевск: Удмуртия, 1979. — 188 с. http://www.victory.mil.ru/lib/books/memo/evdokimov_gp/07.html
    [40] «Совершенно секретно». 2005. №5 http://ts.omnicom.ru/2005/05/4.html
     
    Статья перепечатана с сайта  http://misto.zp.ua
    Категория: История края | Добавил: psk (30.09.2008)
    Просмотров: 2638 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: